Достоевщина

Я всегда считал и до сих пор считаю, что у меня огромные пробелы в литературе, что само по себе уже не прилично для человека пишущего. Да, своё деревенское детство я провёл на улице, лазая по деревьям да заборам, набивая шишки да синяки, совершая мелкие шалости да проказы — для книжек мне времени и терпения не хватало. Теперь же я не могу жить без того, чтобы не читать какую-либо книгу и более того, совсем недавно пытался временно приостановить чтение, чтобы написать и дописать ряд рассказов, которым даже и концепция, и сюжеты, и некоторые моменты прописаны, однако не сдержался и вновь сорвался — на этот раз ещё одна книжка Чарльза Буковски (сразу же после «Ста лет одиночества» Маркеса). Тем не менее, любимым моим писателем был и остаётся Фёдор Михайлович Достоевский, однако его я стараюсь читать очень дозировано, ибо произведения Достоевского очень круто влияют на моё мироощущение, причём далеко не всегда позитивно в плане настроения…

13322e_thumb_23296_news_billboard
Я уже писал про своё «подполье» и, более того, скажу, что «Записки из подполья» я прочёл сразу же за «Тошнотой» Сартра, пытаясь сформировать некоторый комплексный взгляд на экзистенциализм и тому подобные вещи, тем более я не однократно касался этой темы в своих стихах, а в особенности в цикле «Палата №3». Если честно, сразу после прочтения «Записки» мне показались куда слабее «Тошноты», и я даже в какой-то степени разочаровался в Фёдоре Михайловиче, ибо ожидал большего, хотя тот же Миша Кедреновский постоянно твердил, что «Бесы» да «Записки из подполья» — два самых главных произведения Достоевского, отражающие всю его философию. Теперь, когда прошло с момента прочтения уже больше трёх месяцев, я понимаю, что Миша был прав: «Записки», как бы ты ни противился этому, вторгаются в твою жизнь и медленно начинают её переворачивать с ног на голову, причём весьма болезненно и мучительно (возможно, кто-то не согласится, но мы с Сашей Джемующим ощутили на себе воздействие этой литературы в полный рост, тем более что оба прочли эти две книги дуплетом, только в разном порядке).

Когда читал «Портрет Дориана Грея», я безумно жалел, что мне эта книга не попалась лет в 16 или хотя бы 20, хотя нашёл её для себя и в данном возрасте весьма актуальной, а вот с «Записками» всё обстоит несколько иначе и, возможно, я всё-таки рад, что прочитал их так поздно — спасибо моим пробелам в литературе! А вообще, всё чаще задумываюсь, нужно ли подобное искусство обывателю? По интернетам косяками ходят шуточки и картиночки о вреде чтения и о том, как знания и литературная искушённость портят людям жизнь, загоняют их в материальную нищету и погружают в бездну декаданса, не редко совмещённого с алкоголизмом и разного рода извращениями… Чёрт возьми, я во многом согласен с этим! Да, я уже не могу жить без чтения, не могу без искусства и нынче даже по моему плей-листу и сохранённым картинкам в контакте можно понять, что достоевщина в разных формах её проявления изъела книжным червём всю мою жизнь, превратив литературу в манию, от которой я и кайфую, и страдаю.

Излишне драматизирую? Пусть будет так, но сейчас я выражаю не только своё мнение: у меня и друзья всё это чувствуют на себе — чувствуют, как прочитанная книга вторгается в их душу и меняет мир, который прежде казался таким знакомым и привычным. На многие вещи, о существовании которых, вроде бы, и знал, но не задумывался, после прочтения определённых книг формируется особое мнение, и на них уже нельзя взглянуть безучастным, посторонним взглядом — во всём чувствуется глубина, во всём видятся сюжеты и образы.

В школе было как-то всё проще: нам давали литературу, которая чему-то там учит, на ней воспитано не одно поколение, она несёт в себе какой-то позитивный или просветительский смысл и культурную ценность, но сейчас стало всё гораздо сложнее и запутаннее… О чём думал Уильям Берроуз, когда писал свой «Naked Lunch»? А Хантер Томпсон, создавая «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»? Были ли какие-то помыслы и порывы сделать мир лучше у Чарльза Буковски? Сомневаюсь… Но в таком случае, делает ли подобная литература что-то хорошее для мировой культуры, помогает ли она людям? И должна ли вообще помогать? Кто решил, что литература — добро, а знания — сила? Всё чаще замечаю бессилие именно читающих и невольно вспоминаю бессмертную комедию Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума»…

А вообще, это я всё так — мысли вслух. Уже не раз обсуждал эту тему с друзьями и не раз задавал себе подобные вопросы, в том числе и глядя на свои собственные стихи: нужны ли все эти экзистеальные ужасы и декадентская серость кому-либо ещё?

2 Thoughts on “Достоевщина

  1. Потомки не будут размусоливать, они просто — возьмут и почерпнут опыту из вашего творчества, опыт надо воспринимать в любом виде, не говоря о призме , через которую нужно отсеять не нужное. У опыта с некоторых пор есть пробивной характер , что мне нравится, какая-то книжка, даже если и обречена быть не перепечатанной, а её макет прочли некоторые люди, опыт будет транслироваться. Свойства опыта бесценны.

    • Евгений Петрушенко Евгений Петрушенко on 08.07.2014 at 10:10 said:

      Я, если честно, тоже склонен так считать. Да и вообще, автор не так уж и ответственен за свои слова — ответ лежит на читателе, а искусство всё-таки должно быть свободно от всяких ответов, норм и рамок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation